Крымские каникулы: Заметки о Ялте

Опубликовал Rioha Oha, 12 Jan 2017.
+T-
Под небом голубым есть город золотой, где Чехов с Айвазовским смотрели на прибой.

Пошатавшись в горах, мы посетили город на трёх холмах, двух горных речках и одном морском берегу заваленном человеческими телами. Большинство людей сознательно бросает в один котёл Ялту-город и Ялту-курорт. Таких как мы это дезориентирует. Да, такое понятие как «курортный город» есть, но оно синонимично курорту вообще, т.е. территории используемой для отдыха и лечения, зоне рекреации. Нас не интересует туризм в Ялте, куроты, а город… Обладает ли Ялта признаками именно города? Мне показалось, что нет.

Если Джалита — город, то город-тупик. В том смысле тупик, что никакого качественного его развития не предвидится, до тех пор, по крайней мере, пока не высохнет Чёрное море или дельфины не начнут насиловать отдыхающих, пока туризм в Ялте не перестанет быть её якорем. 80 тыс. человек являются жителями городка на бумаге — не очень много для поселения с тысячелетней историей. На деле же в Ялте в проживает намного меньше, потому что жить здесь очень и очень дорого, а сдавать жильё очень и очень выгодно. Так что часть местного населения, как перелётные птицы, в своих домах только зимует. Возможно этим объясняется полное отсутствие на ялтинских улицах полиции. Полиция впрочем вынуждена выделять некоторое число сотрудников на охрану государственных дач, коих в окрестностях курорта при любой власти всегда будет немало. На безопасности отдыхающих это не сказывается, потому что туристов здесь принято освобождать от денег без грабежа.

1942. Немецкие оккупанты на пляжу Крыма.

Незваный вечер

В парке Чаир распускаются розы, в парке Чаир расцветает миндаль… Снятся твои золотистые косы, снится...

Мы идём к морю по левому берегу ручья, доверив рюкзаки камере хранения автовокзала. В руках у нас карта столетней давности из «Путеводителя по Крыму» Безчинскаго. На ней ручей Дерекой пересекает только Мордвиновский лесопарк, хотя деревня здесь располагавшаяся (Ущельное, Дерекойка) была когда-то крупнее самой Ялты (да только расположена оказалось невыгодно). Как и все речки в Крыму Дерекой имеет миллион названий. Официально это речка Быстрая, в верхнем течении устойчиво название Бал-Алма (или просто Бала). На других картах: Путамица, Гува, Панагия и Теамир. Наша сторона ручья — улица Московская, противоположная — Киевская. Советская эта задумка символизирует теперь не братскую дружбу народов, а кое-что совершенно противоположное, тем более что и овраг с ручьём перейти можно только по мосту.

Туризм в Ялте по старым картам. За 100 лет территория Ялты разрослась незначительно, но изменили местоположение основные (для туризма) достопримечательности

Из-за советской застройки и слабой освещённости, кажется, что на Московской довольно скучно, но увидев нелепый пафос современных многоэтажек Ялты, смекаешь: чем старее, тем лучше. Для этого «лучше» нужно двигаться от центра и от моря, безнадёжно притягивающего капитал, а на нашем пути всё больше людей и магазинов, повергающих в трепет бредовыми вывесками (типа «Роксолана» или «Вилла Ривьера», «Попиффку», «Скифская этника», «the best Крым»). Ночью эти деревенские претензии на оригинальность облегает новогодняя разноцветная мишура, что немного скрашивает отсутствие светофоров. А светофоры отсутствуют напрочь, из-за чего в конце Московско-Киевской набухает огромная опухоль машин.

Улица Рузвельта (до Ялтинской конференции — Графский переулок и улица Бульварная) начинается сплошной линией банков/кредитов/магазинов с какими-то совершенно экстремальными ценами и ужасной выпечкой. Где-то здесь есть табличка американскому президенту и часовня Николая, но в чехарде ларьков и прокатов сориентироваться не просто, а проще сразу пойти на Набережную, мимо крутого Ленина, на плечах которого горы, вокруг — пальмы, а под ногами выпивающие туристы. Многое со времён Александра III здесь, конечно, изменилось. В частности и название улиц.

Набережная Александра. Прокудин-Горский 1905 г. Сегодня это Набережная Ленина.

Формально Набережная начинается не сразу, а с Морского порта. Серьёзного впечатления порт произвести не может, поскольку осуществляет только пассажирские перевозки, на 99% развлекательные («к этому оригинальному сооружению»). В советскую эпоху порт занимался также перевозкой грузов, но к вящей радости отдыхающих и чебуречников в 86-м году слабый ветерок капитализма переместил его грузовую часть к селу Отрадное. Поэтому вопрос о статусе города для меня стоит, ведь самый известный завод Ялты находится в пос. Массандра, торговый порт в Отрадном, значимые здравницы также привязаны к другим населённым пунктам. Имеет ли смысл называть городом сдающуюся внаём сумму жилья?

Ялтинский порт до разделения на пассажирский и грузовой.

Здравствуй мальчик Бананан

Есть казино и в современной Ялте

Безмятежное спокойствие моря как будто уравновешивает сумятицу аттракционов, забегаловок. Набережная длинная и очень приятная, благо доступ к воде в этом месте бесплатный. Довольно чисто. Здесь почти на закате мы пьём на удивление неплохое крымское пиво, пока чайки не нападают на нас с целью отжать хлебушек (формально то был пирожок, но пирожок чудовищный). Украшенная белыми корабликами синева горизонта и галечный пляж — самая приятная часть Ялты. Отрадно видеть ночью, как в шумных волнах тонут огни шумного города: аляповатые результаты сомнительных лингвистических экзерсисов вроде «Адам и Ева Люкс», «The Street Store Bolshvevik», «Persona Grata Grand Cafe» или какая-нибудь французская нелепица дробятся волнами на хаотичное боке. Жаль в море нельзя топить музыкантов, хотя большинство их них звучит довольно смешно из-за непонятных, но отчётливо слышимых претензий то ли на искренность, то ли на причастность к какой-то большой культуре. Вообще-то довольно уныло, но вроде как «живая музыка», шик. Пшик. По горлу вжик, есть на этой улице больница, все её «еврейскою» зовут. Я желаю вам, друзья, не бывать там никогда. Что, что простите?

Знаю, что за всем этим безобразием — нужно только пройти через Морской переулок — можно найти Центральную библиотеку, вроде бы носящую статус публичной. Недалеко от Набережной Театр им. Чехова и Литературный музей, так что культурная жизнь здесь конечно как никак движется, но в глаза бросается совсем не это.

В 1964 году инженеры Дипромисто разрабатывали проект монорельса, который должен был связать Ялту со всеми туристическим достопримечательностями побережья.

Вторая речка «всесоюзной здравницы» немного интереснее. Учан-Су (в отсутствие высланных татар — Водопадная) подтачивает асфальт сразу четырёх улиц (Пушкина, Гоголя, Ломоносова, Бирюкова). Магазины, выходящие окнами на овраг с рекой выглядят довольно необычно. А выше по течению начинается сеть мелких улиц с домами старой постройки (Нижняя Аутка на нашей карте), среди которых припрятаны Белая дача Чехова и некрополь в сквере Батурина. Многие дома сохранили наличники и фасадную отделку, большая часть которой правда отчаянно нуждается в реставрации. Бродить здесь приятно, хотя даже в парке Пионеров освещение далеко от идеального.

Я был совсем не удивлён тем, что в этой стороне Ялты не все улицы подключены к центральной канализации (таковой нет, например, на улице Большевистской), так что всего лишь в 2 км от космического пафоса Набережной люди пользуются выгребными ямами. Может быть в этом кроется секрет любви ялтинцев к собакам: уличный туалет в каком-то смысле решает проблему с собачьими фекалиями. Но собачников много, много и бродячих собак, и, если верить местным жителям, некоторые из них могут представлять опасность или...

Едим чебуреки в сквере Калинина. Это что-то совсем невероятное, надо признать чебуреки здесь делать умеют. Сквер этот советский, и задумывался, видимо, как маленький ботанический сад: над тамарисками раскинула ветви чинара, где-то среди фонарей прячутся тисы и каменные дубы, магнолии и пальмы. А если бы мы ужинали здесь днём, то разглядели бы, вероятно, ветви двух знаменитых кедров с советской открытки. А может и нет: зелёное пространство сквера активно подъедается разнообразными кафетериями, чему свидетельством, например, уничтоженные какой-то закусочной посадки роз — на глаза они нам не попались вообще.

Платан парка Калинина и пара знаменитых кедров у его входа.

Заходим в католический костел на Пушкинском бульваре. Маленький, уютный. Сидим, смотрим. Только что закончилась вечерняя служба, так что на наших глазах пастор собирает свои принадлежности. Нет ощущения безмятежности, как в дацане, но посидеть на деревянных скамейках приятно, тем более что за порогом на нас опять вывалится клубок магазинов и собак, и уличных художников, толкающих какую-то хрень, продавцов тельняшек и сувениров, жилья, экскурсий и прочая. При этом купить что-то кроме вина в ялтинских магазинах затруднительно, ввиду неадекватных цен и жёстко ограниченного выбора. Единственный виденный нами сетевой продуктовый маркет («ПУД») мы потеряли из виду и не смогли найти, несмотря продолжительные поиски.

Я гуляла с зомби

Проще всего оказалось поесть (то был ещё завтрак) в Никитском Ботаническом саду, в центре которого сотрудниками припрятана для своих нужд вполне адекватная столовая. Ботсад вообще дружелюбен, хорошо спланирован и представляет большую ценность для тех, кто решил поближе познакомиться с флорой южных берегов. Чего стоят ливанский и гималайский кедры, кипарисы и секвойи, уникальные каменные дубы, земляничники, трахикарпусы, лавровишни, гингко билоба и ещё несколько сотен уникальных растений! За два века здесь набралось около 30 тыс. растений. Приятно пошататься и просто так, получая эстетическое наслаждение от качественного ландшафтного дизайна, но праздно настроенные посетители (а таких большинство) теряют, мне кажется, приятную возможность пополнить запасы своих знаний.

В Никитском ботсаду всегда цветут какие-нибудь цветы: розы, орхидеи, тюльпаны...

Огорчает в этом чудесном месте только совершенно абсурдная застройка, разномастным, но плотным кольцом сжимающая сад. Довольно редкие автобусы битком забиты отдыхающими с пляжа — с нашими рюкзаками глупо было даже пытаться в них забраться. При этом на серпантине в районе сада нет даже намёка на пешеходную зону, так что подъём к троллейбусной остановке становится весёлым и страшным приключением (кладбище чуть выше сада как бы намекает).

Ночью ждём автобус на улице — автовокзал работает только днём — и леденящий ветер с гор набрасывает на нас слои одежды. Все разговоры вокруг только о погоде, о ветре и том как он будет дуть, и о том как дуть перестанет. В этом городе людям больше не о чем говорить: бросив в воздух многозначительную фразу о погоде можно нечаянно ввязаться в какой-нибудь хаотичный полилог. Осенний ветер выдувает из Ялты туристов, закрывает чебуречные на набережной — жаль, не могу посмотреть на улицы после его работы. Могу только вообразить, а воображение у меня мрачное.

С одной стороны побережья такая жестокая застройка, что горизонт заваливается сам собой.

Сильная сторона Ялты — садово-парковая архитектура. Неплохой источник дохода для Ялтинской киностудии, имеющей богатый натуральный реквизит у себя под боком. Через кинокамеру Ялта смотрится цветущим садом с преобладающими кипарисами и лаврами, дворцами и чудным берегом в обе стороны, и скалами яйлы, в котором этот яркий букет расцвёл, как в черепке разбитого горшка. Но с социальной точки зрения мне это видится каким-то мраком бесперспективности. Да, здесь много достопримечательностей, но все они являются результатом отдыха или лечения на берегу кого-то богатого или знаменитого. Все эти роскошные дворцы — те же дачи с Рублёвки. Только из прошлого.

По линиям звезд гадает о нас кипарис. Он Чехова помнит в срубленной наголо бурке…

Чехов, вероятно, сделал для Ялты больше, чем думал, поскольку дело его в какой-то момент разрослось десятками туберкулёзных лечебниц, обеспечивших, в свою очередь неслабый прирост населения. В некоторые из них до сих пор можно попасть по путёвкам, но напрямую с туризмом Ялты они уже не связаны. Это не очень выгодно. Target group сегодня — люди со средним достатком, не болеющие ничем серьёзно, едущие сюда прежде всего отдыхать, максимум — поправить здоровье. Для них — отели на берегу, для них — новостройки на высоте, для них — парки, кафетерии, кинотеатры, шашлычные. Жить здесь постоянно, значит работать обслугой в той или иной форме. Это очевидный вектор развития Ялты, и мне он как-то не по душе. Неудивительно, что прошлое Ялты изрядно интереснее её предсказуемого будущего.

В царской Ялте родился знаменитый продюсер Вэл Льютон (в детстве - Владимир Гофшнейдер), известный благодаря серии низкобюджетных, но стильных фильмов ужасов. The End.

#крым#культурный отдых#активный отдых